Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Как устроена объединенная оппозиция в Белоруссии

С момента объединения, которое состоялось за три недели до дня голосования, троица выступила на 21 митинге по всей Белоруссии, из них два раза в Минске. Первый, прошедший 19 июля, собрал, по оценке независимого правозащитного центра «Весна», 7,5 тыс. человек, второй, 30 июля, — на порядок больше, 63 тыс. Троица должна была выступить в третий раз 6 августа, но все допустимые для этого площадки оказались формально заняты, в том числе под национальный праздник — День железнодорожных войск.

Встреча Тихановской со сторонниками в Минске. Фоторепортаж

Фотогалерея 

Как устроена объединенная оппозиция в Белоруссии

Читайте на РБК Pro

Как устроена объединенная оппозиция в Белоруссии
РБК Pro: как основатель Nike ведет конкурентную борьбу

Как устроена объединенная оппозиция в Белоруссии
РБК Pro: как варенье довело семью фермеров до списка S&P 500

Как устроена объединенная оппозиция в Белоруссии
РБК Pro: жизнь и смерть компаний. Видео из цикла с Ицхаком Адизесом

Как устроена объединенная оппозиция в Белоруссии
Так себе впечатления: как коронакризис заставит миллениалов повзрослеть

Переговоры между штабами трех оппозиционных кандидатов начались еще в начале июля — тогда же впервые прозвучала идея возможного объединения в случае нерегистрации кандидатов, рассказали РБК два собеседника в оппозиционной команде. Формально штабы не объединились, отмечают они, но все самые важные решения принимаются коллегиально — в неформальный коалиционный совет входят по два-четыре человека (зависит от обсуждаемого вопроса) от каждой из команд, в основном это юристы и политтехнологи.

Самый технологичный и большой штаб — у Бабарико. Он занимает помещение, где могут разместиться несколько десятков человек — там и проводятся совещания объединенной команды с участием первых лиц. Команда Бабарико также решает большинство организационных вопросов. Помещение штаба Тихановской представляет собой маленькую, меньше школьного класса комнату в офисном здании. Из мебели в ней только один большой стол и стулья. У Вероники Цепкало штаба нет — он был у ее мужа, пока тому не отказали в регистрации.

На заключительном этапе кампания велась только на деньги фонда кандидата Тихановской — по законам Белоруссии, он не может превышать 243 тыс. белорусских рублей (чуть менее $100 тыс.), утверждают собеседники РБК в объединенном штабе. Оплата офиса команды Бабарико в эту сумму не входит. Большая часть кампании держится на добровольцах. Водители, фотографы и даже охрана — все работают бесплатно, говорят они. Как правило, платить приходится за аренду и монтаж сцен и звука на митингах, при этом подрядчики часто идут навстречу и делают скидки.

Всего в выборах президента Белоруссии участвуют пятеро кандидатов: действующий президент Александр Лукашенко, экс-депутат Анна Канопацкая, сопредседатель кампании «Говори правду» Андрей Дмитриев, председатель партии «Грамада» Сергей Черечень и Светлана Тихановская.

Как в ходе кампании менялась Тихановская

Светлана Тихановская оказалась в положении лидера оппозиции случайно: после того как ЦИК не зарегистрировал в кандидаты ее мужа, она подала документы вместо него. Вокруг нее собрались такие же «случайные» люди. Например, глава ее штаба Мария Мороз пришла в команду волонтером — сборщиком подписей. У нее небольшой кейтеринговый бизнес. «Но я, как и она, хотела бы дальше жарить котлеты [а не вести кампанию]», — сказала она в разговоре с РБК.

За три недели, что прошли с момента объединения штабов, Тихановская стала заметно уверенней. «Посмотрите на ее фотографию, когда она выходила из ЦИК, и сейчас, — говорит РБК представитель объединенной команды. — Конечно, с ней за это время поработали и стилисты, и спичрайтеры, и другие тренеры». «Она еще хорошо натренировалась на десятках интервью. Сама решает, что будет говорить на митингах, вы видели, она практически не читает с листка. Только перед выступлением Светлана иногда надиктовывает копирайтерам, какие мысли она бы хотела, чтобы прозвучали, и те их формулируют», — говорит Мороз.

Несмотря на то что штабы действуют коллегиально, они сохраняют автономию и разные взгляды. Например, в конце июля в интервью «Медузе» Тихановская заявила, что Белоруссии «не нужно Союзное государство». Это ее высказывание одобрили не во всех командах. «Моя позиция такая — меня, других кандидатов пытайте всеми этими вопросами, но не ее. Она должна критиковать Лукашенко, но не давать никакой позитивной программы, потому что ее сила в ее миссии — освободить Беларусь от диктатуры Лукашенко, — сказал РБК Цепкало, который на тот момент находился в Киеве. — Есть пять консенсусных пунктов вокруг которых объединились штабы, все остальное — интерпретации».

В разговоре с РБК Тихановская пояснила, что высказывала свою личную позицию. «Я же не буду постоянным президентом республики Беларусь. Когда через полгода придет постоянный президент, тогда эти вопросы и будут очень активно обсуждаться и им будет приниматься это решение», — добавила она. «У нас все-таки разные штабы, и, конечно, есть различия и по стилистике, и по месседжам», — сказала РБК Колесникова.

У Тихановской, как у кандидата, есть и собственная официальная программа — она была опубликована в газете «Звезда» 4 августа. Среди прочего она обещает начать либерализацию экономики, а также провести референдум о возвращении к Конституции 1994 года, ограничивавшей полномочия президента и число президентских сроков.

Какой планировалась кампания

Стратегией Валерия Цепкало было тихо пройти регистрацию, поясняет он, пока Бабарико и Тихановский (в первую очередь) «выполняли бы функцию тарана» и отвлекали все внимание власти на себя. А после, когда снятие с выборов уже не угрожало бы кандидату, он смог бы раскрыться и занять более активную позицию. Именно поэтому Цепкало воздерживался от резких высказываний, позволив себе «лишнее» только раз — когда сказал про Лукашенко, что в 1994 году «он был близок моей бабушке, потому что знал, сколько от свиноматки должно родиться поросят» и что теперь «надо уходить от сельского уклада».

«Возможно, это и стало главной причиной, по которой его в итоге не зарегистрировали», — предполагает глава его штаба Андрей Ланкин. Но как бы то ни было, в итоге пришлось прибегнуть к идее с объединением штабов вокруг Тихановской, и получилось даже лучше, чем если бы просто зарегистрировали Цепкало, признают два собеседника в его штабе.

Цель Бабарико заключалась в «долгосрочном изменении самосознания белорусов», говорит один из руководителей его штаба. «Тактика была не так важна, как тот общий маховик, который закручивался. И тогда он (Бабарико. — РБК) почувствовал, что пора начинать», — добавляет он.

«Наша самая главная цифра — число людей, записавшихся в инициативную группу, это около 10 тыс. за пять дней, — говорит РБК глава штаба Бабарико Мария Колесникова. — Кроме того, все штабы всегда раньше и сейчас платили волонтерам, кроме Бабарико. Мы собрали рекордную по численности инициативную группу без админресурса и без денег».

Митинг оппозиции в Белоруссии. Фотогалерея

Фотогалерея 

Как устроена объединенная оппозиция в Белоруссии

Отправной точкой нынешней кампании собеседники РБК в объединенном штабе оппозиции называют 2017 год, когда был принят декрет о тунеядцах. Тогда протестные демонстрации впервые стали собирать людей не только в Минске, но и в регионах. В 2019 году на белорусов повлияли также переговоры по углубленной интеграции с Россией, что многие восприняли как угрозу частичной потери суверенитета, а также противоречивые заявления Лукашенко на эту тему. Но главным катализатором протестных настроений стало бездействие властей во время коронавируса, уверены в коалиционной объединенной команде. «Тогда возникла какая-то самоорганизация. По всей Белоруссии появились народные министры здравоохранения. Это был долгий путь», — говорит РБК один из руководителей штаба Бабарико. Другой собеседник РБК, говоря о самоорганизации как возникшем феномене, также вспоминает взаимопомощь граждан друг другу во время перебоев с водой в Минске в июне этого года.

Как в штабе относятся к России

В объединенном штабе разное отношение к тому, какую роль может сыграть в выборах Россия, но практически ни у кого нет иллюзий, что Москва поддержит оппозицию. «Конец Лукашенко будет означать конец Путина», — говорит РБК собеседник в объединенном штабе. Позиция России — «это не то, из-за чего мы можем победить или проиграть, это не определяющий фактор», уверен представитель штаба Бабарико.

Цепкало же, еще будучи в Белоруссии, начал вести переговоры с представителями Госдумы о том, чтобы выступить перед российскими парламентариями, рассказали РБК два собеседника, знающие об этой идее. Отказа, как и приглашения, он не получил, говорят они. Если бы выступление случилось — его появление в российском парламенте стало бы символичным. Именно Цепкало договаривался о выступлении Александра Лукашенко в Госдуме в мае 1994 года (выборы состоялись в июне), работая на тот момент в штаба будущего президента.

После того как в ночь на 24 июля Цепкало уехал из Белоруссии (как он сам ранее рассказал РБК, ему поступили недвусмысленные намеки на возможное задержание), он стал выполнять функцию «посла» объединенного штаба оппозиции. Сначала он поехал в Москву, затем в Киев и оттуда в Варшаву — в каждой стране он активно общается с прессой. Он также разослал письма 33 мировым лидерам, включая Владимира Путина, с просьбой поддержать проведение «свободных и честных» выборов президента в Белоруссии.

Как оппозиция организовала наблюдение

Отдельным элементом кампании оппозиции стала борьба за прозрачность голосования. Согласно избирательному кодексу Белоруссии (ст. 13), наблюдателем может стать любой гражданин страны — для этого ему надо собрать десять подписей у избирателей из соответствующего района. Он имеет право присутствовать во время голосования — от пломбирования урны до подсчета, а в конце ознакомиться с протоколом. Если он видит нарушения — он может написать жалобу. Удалить его с участка можно только при нарушении им законодательства.

Если читать избирательный кодекс буквально, то в целом он должен гарантировать прозрачность голосования, объяснила РБК Татьяна Короткевич (она была кандидатом в президенты в 2015 году). Но, добавляет она, помимо общего законодательства есть рекомендации ЦИК, из-за которых практически невозможно обеспечить прозрачность голосования.

Например, на этих выборах ЦИК Белоруссии ограничила число наблюдателей на участках для голосования до пяти человек в основной день голосования и до трех — при досрочном голосовании. Всего в Белоруссии открылись более 5,8 тыс. участков. При этом на большинстве из них эти пять мест для наблюдения сразу заняли члены провластных организаций: партий-спойлеров, общественных объединений и профсоюзов. Только от Республиканского общественного объединения «Белая Русь» и Белорусского республиканского союза молодежи (БРСМ), поддерживающих Лукашенко, зарегистрировались более 10,7 тыс. наблюдателей. Независимые наблюдатели зачастую не могут попасть на участок, потому что им не удается попасть в эту пятиместную квоту, объясняет Короткевич. Кроме того, по избирательному кодексу наблюдатель не имеет права находиться у столов выдачи бюллетеней, у кабин и ящиков для голосования. На каком расстоянии он должен стоять, нигде не описано, но иногда участковая комиссия не подпускает наблюдателя к урне ближе чем на 10–15 метров, продолжает она.

Противостоит провластным организациям гражданская инициатива — например, «Честные люди», которая тесно работает с штабом Бабарико. От нее зарегистрировались более 5,2 тыс. наблюдателей, рассказывает представитель этой организации. Однако, добавляет собеседник РБК, «есть, где на один участок приходится группа, а есть, где нет независимых наблюдателей». Всего удалось покрыть более 1 тыс. участков. Помимо физического наблюдения на месте «Честные люди» также предлагают контролировать подсчет голосов через онлайн-платформу «Голос». Принцип ее работы прост — надо предварительно зарегистрироваться (используя мобильный номер, в Белоруссии нельзя получить сим-карту без паспорта), после голосования сфотографировать бюллетень и загрузить его в систему — так, считают ее создатели, будет возможность оценить правдивость итоговых цифр. По данным на 8 августа, на платформе зарегистрировались уже более 930 тыс. человек. 7 августа глава ЦИК Лидия Ермошина назвала «Голос» «вредным и преступным проектом», задача которого — организация массовых беспорядков.

Автор:
Александр Атасунцев
Источник